18+
Автомобили / 06.10.2017 14:15
(social-icons)

«Лучшая защита от угона Rolls-Royce – следить за ключами»

«Лучшая защита от угона Rolls-Royce – следить за ключами»

Фотографии: 14

Rolls-Royce представил в Петербурге Phantom нового поколения. О том, почему продажи «самого дорогого и самого неэкономичного автомобиля в мире» побили все рекорды, несмотря на кризис и угоны, и в чём петербургские клиенты превзошли западных рок-звезд, «Водителю Петербурга» рассказал Франк Тиманн, руководитель по коммуникациям Rolls-Royce Motor Cars в Восточной Европе и СНГ.

Rolls-Royce 5 октября представил в Петербурге Phantom нового поколения. О том, почему, несмотря на кризис и угоны, продажи «самого дорогого и самого неэкономичного автомобиля в мире» побили все рекорды и как петербургские почитатели марки превзошли в эпатаже западных рок-звезд, «Водителю Петербурга» рассказал Франк Тиманн, руководитель по коммуникациям Rolls-Royce Motor Cars в Восточной Европе и СНГ.

Франк Тиманн
Франк Тиманн

– С момента выхода первого Phantom прошло почти сто лет. Можно сравнить восьмую модель с версией 1925 года? В чем ключевое различие и в чем самое главное сходство?

– Как ни странно, сходства больше, чем различий. Работая над новой версией, наши дизайнеры очень внимательно изучают историю, чтобы сохранить ДНК бренда. Если посмотреть на Phantom 1925 года, мы увидим массивную переднюю часть, заднюю часть для хранения багажа и просторный салон. Эти черты сохранились и в новом Phantom. 

Еще одно сходство – инновационность. Первый Phantom был самым технологичным автомобилем своего времени. Восьмой мы тоже попытались оснастить самыми передовыми технологиями, доступными на сегодняшний день.

– Но эволюция по сравнению с предыдущей, седьмой, моделью была совсем уж сдержанной. Смогут ли такие незначительные изменения подогреть продажи?

– Клиенты Rolls-Royce ездят на наших автомобилях десятилетиями. Поэтому дизайн должен быть неподвластен времени. Phantom 7 и через сто лет будет актуальным. Так что при разработке следующего поколения задача кардинально поменять облик не стояла.

Радиаторная решетка, которая является одной из визитных карточек Rolls-Royce, сильнее «вдавлена» в переднюю часть, линии кузова стали выразительнее. Благодаря этому автомобиль производит более статусное впечатление на дороге. Но если внешний вид – это эволюция, внутри настоящая революция. Взять хотя бы Gallery – наш новый подход к оформлению передней панели, такого больше ни у кого нет.

– Я читала, что новый автомобиль можно будет украсить произведениями любимых художников. Но как это будет реализовано на практике?

– Мы всегда видели связь между миром Rolls-Royce и миром искусства и думали, как ее подчеркнуть. Решили использовать переднюю панель внутри салона. Раньше можно было сделать ее из редкого дерева или шпона с вкраплением нитей серебра, но это было двухмерное пространство. Сейчас мы сделали его трехмерным и стали использовать для размещения предметов искусства. Мы заказали несколько работ известным художникам и дизайнерам, чтобы показать возможности. Один из примеров – созданные дизайнерским домом Nymphenburg фарфоровые розы, которые находятся в вакууме под толстым слоем стекла. Другой пример – расшифровка ДНК владельца автомобиля, сделанная на золотой пластине. Так что здесь полный простор для фантазии. Но новшества не только в дизайне. Невидимые глазу технологии тоже поменялись.

– А клиент заметит разницу?

– Цель – не произвести впечатление технологическими изысками, а обеспечить максимальный комфорт. На это нацелены изменения в подвесках, которые обеспечивают плавность езды, и умные системы помощи водителю.

– Как насчет систем безопасности? Только в Петербурге за последние два года угнали четыре автомобиля Rolls-Royce, причем всего в городе их было 11. Как вы защитите своих клиентов?

– Не могу подтвердить информацию по числу угонов в Петербурге. Но, как я слышал, это произошло в результате кражи ключей. На это мы никак не можем повлиять. Так что главная рекомендация водителям – берегите ключи.

– А системы отслеживания автомобилей? Будет ли новый Phantom оборудоваться ими в обязательном порядке?

– В некоторых странах установка подобных решений является обязательной. Если требования прописаны, соблюдать их не составляет труда. Но если нет, возникает вопрос сохранности персональных данных, поскольку система будет отслеживать любые передвижения. В России как раз такая ситуация, поэтому сам клиент решает, нужна такая система или нет. Если да, мы направляем его к внешнему независимому поставщику.

– Повлияли ли угоны на продажи? По данным российского агентства «Автостат», в 2016 году россияне зарегистрировали 110 новых Rolls-Royce, что на 23% меньше, чем в 2015-м. 

– Я хотел бы подчеркнуть, что данные о регистрации нельзя напрямую соотносить с продажами. Наши клиенты не живут в какой-то одной стране и могут заказать машину в России, но зарегистрировать ее на Лазурном берегу или где-то еще. Но могу вас заверить, что прошлый год стал вторым по объему продаж в России за всю историю Rolls-Royce. Мы не раскрываем отдельные данные по регионам, но могу сказать, что продажи Rolls-Royce в России измеряются трехзначными цифрами.

– В начале 2017 года один из ваших коллег по рынку предсказал сокращение продаж люксовых авто. Если после обвала рубля состоятельные россияне бросились скупать дорогие машины, то теперь он укрепился.

– Да, в кризис 2014 – 2015 года мы видели ту же картину, что в 2008 – 2009 годах. Когда люди видят, что сбережения сгорают, они хотят инвестировать в то, что не потеряет свою ценность. Не могу сказать, что укрепление рубля повлияло на бизнес отрицательно. Скорее, сыграло роль то, что в течение 2017 года Phantom, который является одной из самых популярных моделей, в России не продавался.

– То есть снижение продаж все-таки происходит?

– Того же уровня, что в 2016-м, будет сложно достичь. Но мы не гонимся за объемом. Лучше продать меньше, но в более персонализированном дизайне, что интереснее и более выгодно с точки зрения прибыли.

– Один из рекламных слоганов: «Rolls-Royce – самый дорогой и самый неэкономичный автомобиль в мире». Сколько будет стоить в России новый Phantom?

– Начальная цена – 36,5 миллиона рублей, дальше все зависит от уровня персонализации, которую пожелает клиент. Это дороже предыдущего поколения, что связано как с новыми технологическими решениями, так и с ситуацией с валютой. Но не думаю, что из-за этого покупать будут меньше. Приобретение Rolls-Royce не столько рациональное, сколько эмоциональное решение.

– К слову об эмоциях. Как проходило внедрение «ЭРА-ГЛОНАСС»?

– Мы были одним из первых брендов, кто подтвердил обязательство внедрить «ЭРА-ГЛОНАСС». Чтобы пройти испытания на фронтальные и боковые удары, нам пришлось разбивать по два Rolls-Royce каждой модели. Мысль об этом разрывает мне сердце, но Россия является для Rolls-Royce значимым рынком, так что пришлось пойти на эту жертву.

– Как насчет электрокаров? По словам ваших коллег по рынку, состоятельная аудитория все чаще рассматривает их как статусное приобретение вместо люксовых авто.

– Уверен, у наших клиентов Rolls-Royce – не единственный автомобиль в гараже. Как правило, у них есть целая коллекция для разных случаев, и каждый день они выбирают, на чем ехать, как мы выбираем, что надеть из гардероба. Так что, если человек заинтересовался электромобилем, он купит его в дополнение, а не вместо Rolls-Royce.

– Может ли Rolls-Royce когда-нибудь сам выпустить электромобиль?

– Четыре года назад мы сделали концепт электрокара и попросили 300 покупателей протестировать его. Клиентам понравилось, что автомобиль стал еще более бесшумным. Но было два основных вопроса – дальность хода и время  зарядки. В настоящий момент возможности электрических батарей ограничены. А наши клиенты не готовы идти на компромисс. Но технологии быстро развиваются. Так что, когда мы поймем, что они могут обеспечить приемлемые для клиентов характеристики, мы подумаем о выводе на рынок электромобиля.

– Считается, что ездить на Rolls-Royce без водителя некомильфо. Но как насчет беспилотного авто?

– На самом деле уже на заре истории Rolls-Royce многие клиенты сами садились за руль, хотя продолжали держать водителей. Сейчас ситуация примерно такая же. Что касается будущего, то наши дизайнеры сделали концепт люксового автомобиля 2040 года. И это был абсолютно беспилотный автомобиль – там даже не было руля. Но, конечно, это не перспектива ближайших нескольких лет. Что более важно, мы верим, что и через 25 лет автомобиль не будет обезличенной капсулой: успешные люди будут хотеть получить что-то индивидуальное.

– И как самовыражаются клиенты Rolls-Royce?

– Самый распространенный способ – заказать особый цвет. Бывает, покупатели приносят любимый галстук или лак для ногтей и просят подобрать такой цвет для кузова или интерьера. Самовыражение может быть и более скрытым. Один из моих любимых примеров – клиент попросил покрыть машину краской с размельченными алмазами. Это выглядело необычно, но если не знать наверняка, то угадать, за счет чего, было довольно сложно.

– Вы можете описать типичного петербургского владельца Rolls-Royce? Как он изменился за последние годы? Стал ли более европейским?

– Одним из первых клиентов Rolls-Royce в Петербурге был Рольф Нобель, племянник знаменитого Альфреда Нобеля. Как и на заре бизнеса, наши клиенты – это в основном предприниматели. Их где-то 80%, 20% – люди из шоу-бизнеса, спорта, искусства. Тут нет больших отличий между городами и странами.

Могу сказать, что аудитория становится более молодой: благосостояние уже не связано с возрастом. Сейчас средний возраст владельцев Phantom – 45 лет, это на 10 лет меньше, чем было несколько лет назад.

В связи с этим хотел бы рассказать одну историю. Несколько лет назад молодой человек двадцати с небольшим лет, основавший успешную ИТ-компанию, пришел в наш салон в Москве, чтобы купить Rolls-Royce. Но не для себя, а в подарок родителям. Он рассказал, что хочет таким образом отблагодарить их, что поддерживали его и инвестировали в его образование. Есть еще один тренд. Когда я присоединился к Rolls-Royce в 2005 году, женщин среди покупателей не было вообще. Сейчас их 10%. Думаю, это тоже отражает развитие общества.

Еще российские покупатели ведут себя более спонтанно. Если они увидят машину в салоне и влюбятся в нее, то готовы купить ее сразу и уехать на витринном образце. Европейские клиенты чаще подолгу изучают, продумывают, какой хотят дизайн.

– «Фонтанка» и «Водитель Петербурга» как-то писали о том, что один из петербургских покупателей пришел в салон с живым львом. Были еще примеры столь же эпатажного поведения?

– Очень люблю эту историю. Из примеров эпатажа владельцев Rolls-Royce приходит на ум Джон Леннон, у которого был Phantom, раскрашенный в психоделические тона. Еще один пример – эстрадный певец Энгельберт Хампердинк, который во время выступлений в Лас-Вегасе в 1970-х ставил на сцену свой Rolls-Royce. 

Но приход со львом в шоу-рум – исключительны случай. Наши клиенты обычно люди серьезные.


Фото: Rolls-Royce

Беседовала Галина Бояркова

Подписывайтесь на канал "Водителя Петербурга" в Telegram

Комментарии

  • Вконтакте
  • Facebook
Все предложения

Новости MarketGid

ОПРОС

После страшного ДТП в Харькове с «богатенькой дочкой» и инцидента с мальчиком-водителем на КАД спрашиваем: вы разрешите своему ребёнку сесть за руль?













Результаты опроса

  • Все предложения

ВСЕ НОВОСТИ

Прислать новость

Предыдущие новости
Архив новостей