18+
Цены / 21.06.2010 16:47
(social-icons)

Михаил Боярский: «Машина – это железные джинсы…»

Михаил Боярский: «Машина – это железные джинсы…»

В советские времена Д’ Артаньян Всея Руси гордо рассекал по Питеру на «Волге», а когда разбогатевший народ накупил себе крутых иномарок, мушкетер всея Руси неожиданно пересел на «Ниву». Все удивлялись, а Боярский признался, что за престижем никогда не гнался, рассматривал машины не как роскошь, а как … «железку»!

Народный артист Боярский – личность сверхпопулярная в Петербурге, вызывает интерес не только тем, что поет, где снимается, в каких спектаклях играет, а еще и тем, где живет, как одевается, на какой машине ездит… В советские времена Д’ Артаньян Всея Руси гордо рассекал по Питеру на «Волге», а когда разбогатевший народ накупил себе крутых иномарок, наш почетный мушкетер неожиданно пересел на «Ниву»… Все удивлялись, а Боярский признался нашему обозревателю, что за престижем никогда не гнался, рассматривал машины не как роскошь, а как … «железку»!

- Михаил Сергеевич, несколько лет назад Вы колесили по Петербургу на «Ниве»… А сейчас на чем?

- Сейчас у меня тоже одна из самых дешевых машин – Chevrolet Captiva («Шевроле Каптива»). Ей уже три года, но менять не спешу. У меня раньше были почти все машины подержанные. Я всегда рассматривал машины как средство для передвижения, а не как марку, на которую должны обращать внимание прохожие. Вот и «Каптива» устраивает меня по всем параметрам: не заметная, не капризная… Я к ней отношусь как к велосипеду: где поставил, там и поставил. У меня нет никакой навороченной сигнализации, не имеется никаких переживаний по поводу царапин или вмятин.

Вообще не люблю, когда из-за какой-то царапины останавливается все движение, и двое солидных мужиков встают посреди проспекта, ждут, когда им дадут пятьдесят рублей за то, что царапину сделали. Это уже бессмысленное страхование! Ну, поцарапали тебя - и вали отсюда. Что ты – нищий, что ли! Меня всегда такое крохоборство бесит.

Недавно я ехал по набережной Невы, напротив тюрьмы. Задумался, и вдруг кто-то мне, бух, въехал в зад! Ну и что - какая-то на бампере царапина осталась, и Бог с ней, нет проблем. Вышел, посмотрел – ерунда, поехали дальше!

- Но если Вы настолько непритязательны, то почему же в советские времена ездили на «Волге» - по тем временам очень крутой и престижной?

- Молодой был, гонялся за пафосом. А черная «Волга» в те времена - это был предел. Выше разве что «Чайка». Или конфискованные «Мерседесы», которые тогда появились у Ефремова, Евстигнеева, Высоцкого.

История происхождения той моей «Волги» проста. Моя дядя – народный артист России, ему полагалась «Волга», но он ездить не собирался. Не пропадать же добру, и вместо дяди племянник отправился на Горьковский автозавод. Опытный автовладелец Александр Колкер (известный композитор, обладатель «Волги») посоветовал мне прихватить несколько палок дефицитной колбасы, свои пластинки, афиши. И верно: в Горьком у нас пошла совершенно сумасшедшая пьянка с директором, замами, бригадирами, рабочими. Сам же советский автогигант произвел на меня впечатление рудников. Делалось все кувалдами. Какой там конвейер: тащились в цепях гремящих три-четыре машины, а когда спускались на землю, были уже разворованы. Но в заветном месте стояли две машины для «своих» людей. Одну мне выбрали.

После этого последовал банкет. Выпили крепко, наутро меня засунули в машину, сказав, что это лучшее из того, что у них было. Продрав глаза, я полюбопытствовал: «А как в Ленинград-то ехать?!» Махнули рукой: «Вот туда езжай!»

Ехал я, ехал, засыпал-просыпался… У Москвы меня остановил гаишник: «Запашок!» Я не нашел ничего остроумней попросить его подвезти меня. Он засмеялся: «Ладно, Миша, сам езжай!» Добрался ночью до своего приятеля, что жил у Большого театра. Часа два поспал, а в пять утра поехали мы по пустой трассе в Питер. Разогнав «Волгу» километров до восьмидесяти, я решил проверить тормоза. Машину внезапно занесло, и мы отправились в кювет… Минут через двадцать подъехал «КамАЗ». Вытащил нас, и шофер от души смеялся: «Как вы умудрились так вляпаться, ведь никого на дороге нет!»

А в Ленинграде новенькая «Волга» встала замертво у «Техноложки» - и даже не потому, что мы ее побили, а потому что расчет заводской был километров на пятьсот-тысячу, а дальше – капремонт. С этой «Волгой» и дальше были одни мучения. И со следующей, белой, та же история. О «Волге» у меня остались воспоминания, что она на катер похожа, так же тарахтит. Зато с запчастями проблем никаких. Что бы ни сломалось, я мог доехать до любого автопарка, где за бутылку делалось все! Таксисты тоже выручали: «Тебе чего, Мишка, давай, со своей сниму!» А своя-то была – государственной, социалистической собственностью! Помню, какая-то поклонница, когда я выступал в «Октябрьском» зале, прямо при всех, проявив свою пылкую любовь, выбила лобовое стекло моей «Волги» кирпичом. Так пока я одевался, давал автографы, милиционеры, чтобы сделать мне приятное, успели сгонять в соседний автопарк, поставить стекло и вернуть мне машину в целости и сохранности…

- Раньше по Питере было намного приятней, без пробок, ездить?

- Кроме раздражения, поездки у меня в последнее время никаких чувств не вызывают, потому что пробки делают людей злыми. Многие наши граждане, побывавшие за рубежом, поездившие там, удивляются и даже бывают шокированы той озлобленностью, что царит у нас на дорогах. На Западе они быстро привыкают к тому, что люди за рулем улыбаются, пропускают, особенно женщин. У нас же – все наоборот! Самое интересно, что такой грех я и за собой замечаю! В роли пешехода я не люблю водителей. А когда я за рулем, то не люблю пешеходов. В равной степени - антагонист!

- Надеюсь, Вы не даете волю своим эмоциям! Не забываете, что Вы – народный артист, кумир…

- Даже когда из меня вырывается нецензурная речь, которую, естественно, никто не слышит, так как она звучит в салоне машины, то, остыв, говорю сам себе: «Господи, прости, что же со мной творится!» Пытаюсь привести себя в божеское состояние, чтобы не только перед окружающими, но и перед самим собой стыдно не было!

Но я вообще ничего не нарушаю. А если мне надо что-нибудь нарушить, как-то проехать не по правилам, если натыкаюсь на какое-то оцепление, спеша на концерт или на стадион (Боярский – один из самых преданных болельщиков «Зенита». – Прим. Авт.), всегда выхожу из машины, обращаюсь к сотрудникам ГИБДД: «Вы не позволите мне нарушить - проехать вот здесь-то!»

- И как они реагируют на такую просьбу?


- Находим компромисс. Бывает, они говорят: «Михал Сергеич, с удовольствием бы вас пропустили, но уже поздно, вот если бы чуть раньше!» Или наоборот: «Давайте проезжайте!» И все, никаких конфликтов и быть не может.

- Неужели у Вас нет машины-мечты?

- Я доволен своей нынешней «Каптивой», но до сих пор с ностальгией вспоминаю о «Ниве», которую меня заставила семья продать: «Как тебе не стыдно! Ты что, нищий, над тобой все смеются!» Нет, будь у меня возможность снова такую же «Ниву» приобрести, я бы это сделал. Взял бы опять ту, старую, неусовершенствованную, без новой подвески… Да, она была шумновата, но зато чем громче музыку включишь, тем она лучше. По мне, так просто идеальная машина! Почему-то наши отечественные производители не довели ее до ума, но это был вездеход, что не уступит никаким джипам любой страны… Да и по городу на серьезном джипе ездить – все равно что в спортивной одежде ходить в театр.

- Но наш Премьер-министр же ездит на «Ниве»…

- Думаю, что нет. Он ее купил, платит за нее налоги. Но я себе такой роскоши позволить не могу, потому что та «Нива» уже не продается. Да, есть «Шевроле Нива», но это совсем не то. На мой вкус, гораздо хуже.

Помню, когда я попал в Америку, в этот автомобильный рай, то с удивлением для себя понял, что выбрать себе ничего не смогу. Это такая красота, что каждую хочется купить. Как красивые женщины – всех хочется! Они такие сексуальные, у каждой свой запах внутри…

- Вы о женщинах?

- О машинах! Это же игрушки для взрослых. Лошадь, может быть, и лучше, но в машине есть своя тяга. Я вот одно время прикипел к машине под названием «Фольксваген Битл». Но тут дело в этой приставке! Если бы трактор назывался «битл», я бы и трактор этот купил! (Михаил Сергеевич нереальный битломан!)

- Ваша супруга Лариса (народная артистка России Лариса Луппиан. – Прим. Авт.) на чем колесит?

- На Toyota Camry («Тойота Камри»). Достаточно компактная, женская машина. Лариса ведь очень далеко не ездит. Весь путь ее: театр-дом-театр-дом. Иногда на дачу. Да и при наших пробках далеко не уедешь…

- А у дочки Лизы какая машина?


- «Лексус», причем, довольно низкой посадки, и в эту снежную зиму были проблемы. Фактически всю зиму машина простояла.

- А сын Сергей?

- Тоже на «Лексусе».

- Кто в Вашей семье лучший гонщик?


- Сережа, конечно! У него даже награды есть. Года два назад ездил в Австрию, на гонки, там обучался у профессионалов – экстремальному вождению, еще каким-то премудростям. Участвовал в любительских соревнованиях, они на «Порше» гоняли, и Сережа занял первое место. Не сглазить бы, но он водит машину лучше всех в семье.

- А Лиза?


- Аккуратно и по-женски. Но достаточно уверенно. Вообще чем раньше человек садится за руль, тем эффектней и грамотней потом водит. Люди в возрасте, сдавшие на права, если что не так, тут же начинают нервничать, психовать. А водители с младых ногтей легко решают самые трудные автомобильные проблемы… Я потрясен тем, что, уезжая за рубеж, и Лиза, и Сережа позволяют себе брать машины напрокат с правосторонним рулем, при этом адаптируются мгновенно. Я бы в жизни не смог повторить этот трюк! Мало того, что я просто не беру машину за рубежом от страха, что с ней или со мной что-то произойдет. А для них это также нормально, как для меня взять ласты напрокат на пляже.

- Михаил Сергеевич, в ДТП не попадали?


- Тьфу-тьфу-тьфу, чтоб не сглазить – не было! А вот у Ларисы был трагикомичный случай, когда она сразу две машины побила. Моя стояла на тротуаре, а метрах в семи стояла машина дочки, и Лариса решила между нашими поставить свою. Ну и сначала ударила мою, потом испугавшись, ударила еще и Лизину. Мою - в капот, Лизину - в багажник (смеется). Пришла домой расстроенная: «Ну что я надела!» А я говорю жене: «Да, брось ты, это ведь железо, ну что тут волноваться!» Железо и есть железо, чего его жалеть. Я всегда к этому отношусь абсолютно равнодушно. Ну не руку же поранила, не лицо! Это все равно что не бить мячик ногами, потому что он новый. Ну, давайте поставим тогда его на стол! Для того транспорт и предназначен, чтобы принимать удары. Когда у нас еще все на «Жигулях» ездили, я, попадая за рубеж, удивлялся: какие у них навороченные, фантастические тачки, при этом все помятые, поцарапанные. Как же так, у нас каждую царапинку вылизывают, а там другое отношение. Там машина – это как джинсы. Так что нам нужно учиться к машинам спокойней относиться…

- Тема машин, дорог в Вашем творчестве присутствует?

- Конечно. Начиная с «Рыжего коня» и кончая песней Андрея Косинского «Автомобиль» (поет): «В городах весной такая пыль, садись со мной в автомобиль! Покатаемся и обратно домой – автомобиль не мой! (смеется)». В кино у меня несколько сцене за рулем или как-то с этим связанных, а вот на сцене не довелось сыграть с… автомобилем. Но как зритель был на спектакле «Три товарища» в «Современнике», где на сцену выезжала машина, согласно полету режиссерской фантазии…

Михаил Садчиков, Фонтанка. ру
Фото Михаила Садчикова-мл.

Михаил Боярский: «Машина – это железные джинсы…»

Михаил Садчиков

Мы в соцсетях: ВКонтакте, Facebook, Twitter

Подписывайтесь на канал "Водителя Петербурга" в Telegram

Добавляйте наш сайт в "Мои источники" в Яндекс.Новостях

Комментарии

  • Вконтакте
  • Facebook
Все предложения
0

Новости MarketGid

ОПРОС

Читаете ли вы наши соцсети?












Результаты опроса

  • Все предложения

ВСЕ НОВОСТИ

Прислать новость

Предыдущие новости
Архив новостей